Российская академия наук может получить статус заказчика союзных программ

На прошедшем в Петрозаводске расширенном заседании Бюро Межакадемического Совета РАН и НАН Беларуси с докладом «О стратегии продвижения проекта «Единая Евразия: Трансъевразийский пояс развития и Интегральная евразийская транспортная система» выступил Заместитель Государственного секретаря Союзного государства Алексей Кубрин.

Проект подразумевает постройку высокоскоростной железнодорожной магистрали, которая соединит Дальний Восток России, центральную её часть и Республику Беларусь и станет своеобразным транспортным коридором между странами Юго-восточной Азии и Европейского Союза. Алексей Александрович призвал академиков поддержать проект. После закрытия заседания Заместитель Государственного секретаря ответил на вопросы журналистов:

- Алексей Александрович, какое у вас осталось впечатление о сегодняшнем Межакадемическом совете?

- Как всегда, достаточно интересное. На заседании практически не было дежурных вопросов. Почти все позиции обсуждались достаточно серьёзно, были разные мнения и на одной, и на другой стороне. Иногда они не состыковывались, но, в конце концов, то, что не удавалось согласовать, мы исключили и нашли компромисс практически по всей тематике, в том числе и по наиболее сложным вопросам.

- То есть, единого мнения у российских и белорусских академиков не было?

- Это нормальное явление. Когда учёные собираются и говорят, что всё хорошо и спорить не о чем, сразу возникает резонный вопрос: а зачем вообще тогда надо было собираться? А когда появляется элемент обсуждения, это значит, что вопрос не только интересует обе стороны, но и есть обоснованные предложения по его решению. Есть старое, верное положение: «Истина рождается в споре», и здесь оно работает в полную силу.

- На заседании много говорилось о проекте «Единая Евразия», который по сути является частью большого межнационального мегапроекта «Один пояс - один путь». Кем в нём будет выступать Союзное государство, заказчиком, инвестором или исполнителем?

- В данном случае ни первым, ни вторым, ни третьим. Такой серьёзный мегапроект не может проходить мимо территории России и Беларуси. А раз он будет решаться с участием обоих наших государств, естественно, в той иной организационной форме представители аппарата Союзного государства принимать в нём участие будут. В какой именно - это уже определит руководство наших стран, когда распишет основные задачи, порядок работ, кто и как их должен исполнять. На текущем этапе Постоянный комитет Союзного государства понимая, что проект потребует работы как белорусских, так и российских структур, принимает участие в подготовке материалов. Очевидно, что здесь спектр вопросов настолько широк, что решать их в рамках целевых министерств, финансов, транспорта и так далее, вряд ли удастся. И чем быстрее такое понимание придёт, чем быстрее мы сумеем сформировать на базе наших академий именно методологическую структуру, тем качественнее и эффективнее этот проект будет реализовываться.

- Судя по реакции белорусских учёных, НАНБ настроена в отношении проекта не очень оптимистично...

- Я не совсем с вами согласен. Национальная академия наук Беларуси отлично понимает, что проект представляет интерес в том числе и для них. То, что сегодня ими было предложено предварительно провести определённую организационную работу, выполнить пилотный проект, это системный вопрос, который почти всегда требует дополнительного решения. Для НАНБ уже сформирован на ближайший период перечень мероприятий, и для того, чтобы включить в него новый крупный проект необходимо определённое решение на уровне высшего руководства страны. Понятно, что обсуждаемый транспортный путь важен и для России, и для Беларуси. Тем более, учитывая, что Беларусь является прямым выходом на страны западной Европы. Ясно, что вопрос этот достаточно широкого плана, в рамках которого нельзя принимать Республику Беларусь как просто на транзитное государство. Там надо широко рассматривать межотраслевой аспект. И чтобы можно было одновременно подключить ряд необходимых структур, НАНБ и предлагает провести эти предварительные организационные работы.

- Нет ли опасности, что если Россия вступит в мегапроект «Один пояс - один путь» и будет играть в нем значимую роль, тут же в её отношении будут приняты какие-то новые санкции и нам будут мешать в его продвижении?

- Мы должны исходить из того, как Россия уже ведёт себя в условиях санкционного давления, и как себя в таких же условиях вела Беларусь. Мы чётко понимаем задачи, которые перед нами стоят. В первую очередь нам необходимо создать комфортные условия существования для граждан наших стран. А проект позволяет кардинально их улучшить. Поэтому, вне зависимости, как на него попытаются повлиять третьи государства, мы это вопрос не оставим и будем решать. Очевидно, что для такого территориально самого большого в мире государства, как Россия и для нашего ближайшего, в рамках Союзного государства, союзника, Беларуси, этот проект будет рано или поздно реализован. Насколько удастся его отстроить организационно и, самое главное, обеспечить научно-методологическое сопровождение нашими академиями, это уже зависит от нас.

- Кроме этого проекта на заседании было названо очень много союзных программ. Понятно, что значительная часть так и не будет реализованы.

- Я не вполне согласен с тем, что большАя часть не будет реализована. Сегодня, как было сказано, у нас в перечень общих работ может быть включено больше двух десятков тем. Но финансовые ресурсы, которыми оперирует Союзное государство, уже распределены вплоть до 2021 года. Это в том числе касается и программ, концепции которых уже утверждены, «Комбикорма» и «Интеграция». Они сейчас находятся на стадии согласования в Минфине Российской Федерации, и мы надеемся, что после получения положительного заключения в этом году мы их уже примем.

- А остальные?

- Остальные программы находятся на рассмотрении.

- Но ведь, вы сами сказали, что денег нет до 21 года!

- Это не значит, что они не могут быть приняты. Даже при отсутствии средств. Если российские и белорусские структуры сумеют доказать обоснованность и необходимость этих программ для наших стран, мы можем их представить для рассмотрения руководству, которое, в свою очередь, может принять решение о дополнительном финансировании.

- Архиважная проблема для учёного сообщества - утечка мозгов. Каким образом сегодня в союзном государстве можно удерживать научную элиту?

- В качестве удачного примера я бы привел белорусский Парк высоких технологий. Там в области IT-технологий работают более 20 тысяч сотрудников. И они никуда не уезжают. Ведь молодые специалисты привлекаются туда не только самим фактом интересной и перспективной работы, но и достаточно высокой зарплатой. По всей видимости, такую стратегию стоит реализовывать и в рамках взаимодействия академических институтов. Как вы знаете, и в России, и в Беларуси президенты поставили задачу повышать финансирование учёных, в первую очередь - молодых и перспективных. Поэтому, я думаю, мы уже стоим на пути решения этого вопроса.

- Очень много проблем в деле принятия союзных программ возникает по причине того, что РАН, в отличии от НАНБ, не может выступать заказчиком. Можем мы надеяться, что когда-то она получит такое право?

- Опосредованно Российская академия наук уже принимает участие в подготовке государственных заказчиков, тесно сотрудничая с министерствами и ведомствами, которые таким правом обладают. Мы видим, что Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин уделяет научному сообществу всё больше внимания. Совсем недавно было проведено очередное совещание с участием руководства РАН. По всей видимости, рано или поздно РАН покажет свою готовность и способность к принятию участия в наших программах в роли заказчика или заказчика-координатора, и тогда она такое право теоретически может получить.

Следите за официальными новостями СНГ в Telegram, подписывайтесь на наш канал по ссылке https://t.me/lentasng

Читайте также